Модель 2: Коммуникативный акт несвоевременен

Приступая к анализу «фактора времени», целенаправлено напомнить, что различить на практике неприемлимые и несвоевременные коммуникативные акты бывает достаточно тяжело.

Вероятнее всего, такое различение, может быть, выполнить только на теоретическом уровне. Но разумеется, что потребность даже в теоретическом разграничении «фактора пространства» и «фактора времени» (очевидно, речь не идет о философском содержании этих определений Модель 2: Коммуникативный акт несвоевременен) — применительно к коммуникативным стратегиям говорящих — очень настоятельна хотя бы уже поэтому, что общие свойства типа «это лучше об­судить не тут и не теперь» нуждаются в очень широких дополнительных комментах.

Понятно, что коммуникативный акт есть явление пространственно-временное, но локализация его в пространстве есть признак, так сказать Модель 2: Коммуникативный акт несвоевременен, более генеральный, чем локализация во времени. И дело не только лишь в большей стабильности «фактора пространства» (в том смысле, что место в протяжении 1-го — взятого как целое — коммуникативного акта остается, обычно, постоянным) по сопоставлению с «фактором времени». Дело ещё и в том, что чувство времени подразумевает в адресанте более развитые способности Модель 2: Коммуникативный акт несвоевременен приспособления к речевой ситуации, чем чувство места. Чувство места врубается вроде бы автоматом, а чувство времени появляется в итоге «просчитывания» речевой ситуации.

«Фактор времени» просит от адресанта совокупы достаточно четких реакций, полное количество которых даже не поддается перечислению. В эталоне «фактор времени» подсознательно учитывается во всех измерениях — чуть ли Модель 2: Коммуникативный акт несвоевременен не от «эры», тысячелетия, века, десятилетия, года — через время года, месяц, день, время суток — до так именуемого «гномического настоящего» (точка «сейчас»). Очевидно, адресант не должен уметь перечислять, из чего в каждый данный момент складывается для него «фактор времени», но «чувствовать себя во времени» — его прямой долг.

Несвоевременность коммуникативного акта Модель 2: Коммуникативный акт несвоевременен возможно окажется чертой очень широкой (ср. критичную речевую модель рассуждения на уровне каменного века).Исторически несвоевременные выражения никак менее извинительны, чем ситуативно-несвоевременные, и точно так же могут вести к провалу коммуникативных стратегий. Довольно снова вспомнить «Охоту на Снарка» Льюиса Кэрролла, где животрепещущая провинность некоей Хрюшки «судится» по Модель 2: Коммуникативный акт несвоевременен старым законам Кодекса рыцарской чести:

«Знайте!»— начал Арбитр; Смарк воскликнул: «Ерунда!

Закон устарел и изжит.

А вопрос наш — живой, и в базе его

Кодекс рыцарской чести лежит.

Обвиненье в Измене Отчизне — забавно:

дело Хрюшкино здесь сторона.

Обвиненье в банкротстве основ лишено:

ведь свинья никому не должна».

Очевидно, Кодекс рыцарской Модель 2: Коммуникативный акт несвоевременен чести оказывается ни при чём, но довольно и самой апелляции к нему, как к чему-то остро своевременному!

Вобщем, просчеты такового «масштабного» (исторического) характеристики в реальной речевой практике не так и часты (модель реакции на их: Вы из какого, простите, века?). Еще почаще можно зарегистрировать несоответствия коммуникативного акта Модель 2: Коммуникативный акт несвоевременен животрепещущему времени. Соответствующий пример, который по этому поводу приходит на память,— речевая ситуация из кинофильма Бунюэля «Скромное притягательность буржуазии»: передав взводу приказ командования о незамедлительном выступлении, гонец туг же начинает тщательно говорить адресатам содержание собственного длинноватого запутанного сна и, понятное дело, навечно отсрочивает выполнение команды, ибо обходительный взвод с энтузиазмом слушает выстроенный Модель 2: Коммуникативный акт несвоевременен по всем правилам литературного повествования рассказ.

К огорчению (либо к счастью), реальные, не синематографические адресаты никак не всегда оказываются такими обходительными. Непопадание адресантом во временные рамки коммуникативного акта карается строго, прямо до лишения говорящего речевой инициативы. Ворачиваясь к нашему примеру, которым была проиллюстрирована модель 1 (юбилей), заметим, что на Модель 2: Коммуникативный акт несвоевременен поздней стадии праздничка чуть ли уместно предлагать уже утомленным гостям еще одну речь, в особенности такую, которая просит высочайшей степени концентрации внимания. Схожая речь, вероятнее всего, не будет слушаться — какой бы увлекательной она при всем этом ни была.

Настолько же прагматически малограмотно, к примеру, предлагать собеседникам слушать некие Модель 2: Коммуникативный акт несвоевременен принципно принципиальные суждения, когда коммуникативный акт находится в стадии угасания: сколько угодно суровые выкладки не будут восприняты в качестве таких, ибо время для их уже прошло. Потому, скажем, коммуникативная стратегия приберегания головного «речевого козыря» на конец беседы далековато не всегда способна оправдать себя.

Вобщем, в реальный момент дискуссируется не общая структура Модель 2: Коммуникативный акт несвоевременен коммуникативного акта, развертывающегося в определенный просвет времени, но только 1-ый шаг взаимодействия. Конкретно для этого шага принципиальным оказывается не «выпасть» из животрепещущего реального, другими словами предложить адресату кусок релевантной конкретно сейчас инфы.

Вопрос о том, в какой последовательности компонент и с какой скоростью представляется в процессе коммуникативного Модель 2: Коммуникативный акт несвоевременен акта предмет (референт), есть вопрос, начинать обсуждение которого конкретно на данный момент несвоевременно (см. об этом гл. 4). Но полностью животрепещуще направить вни­мание, к примеру, на то, что на шаге «ввода» адресата в коммуникативный акт чуть ли следует очень увлекаться парафразами на интересующую коммуникантов тему. Еще целесообразнее обозначить Модель 2: Коммуникативный акт несвоевременен тему впрямую,не заставляя адресата пробираться к ней через дебри риторических приемов: в конце концов адресат полностью имеет право сразу получить представление о том, вокруг чего будет строиться грядущий коммуникативный акт. В этом случае это тоже не столько неувязка этики, сколько неувязка практики, очень длительно утаиваемая «суть» (если это, очевидно Модель 2: Коммуникативный акт несвоевременен, не признак косвенной речевой стратегии, см. гл. 5, § 6) - да к тому же еще требующая разгадки, расшифровки — может стать предпосылкой неверного определения «предмета» взаимодействия адресатом и спровоцировать реакцию типа: это очень любопытно, но в текущее время меня занимает другое.

Оказаться же в положении человека, который обязан убеждать собеседника в том, что как раз Модель 2: Коммуникативный акт несвоевременен «другое» и имелось в виду (другими словами начать самому расшифровывать свой текст), есть не очень приятная и кому же прагматически массивная роль. Проигрывание её, обычно, приводит к потере «нити»: момент для ввода адресата в коммуникативный акт упущен, а стало быть, утрачена и речевая инициатива. Наилучшее, чего Модель 2: Коммуникативный акт несвоевременен можно достигнуть после все-же предпринятых изнурительных разъяснений,— это реакция адресата, соответственная модели: так бы сходу и произнесли!

Необходимость четкого учета «фактора времени» же на шаге инициации коммуникативного акта настолько остра и поэтому, что адресант, как мы помним, все еще продолжает «доказывать» свое право на обладание речевой инициативой. Таким макаром, естественно ждать Модель 2: Коммуникативный акт несвоевременен, то он не превратно представляет для себя сущность грядущего коммуникативного процесса и сможет каким-то образом дать прочуять это собеседникам.

К примеру, «находящийся в здравом уме и жесткой памяти» лектор не начнет лекции с выводов: на момент инициации коммуникативного акта даже самые головокружительные выводы не произведут подабающего воспоминания на Модель 2: Коммуникативный акт несвоевременен аудиторию, которой не известна тема сообщения. Либо опытнейший коммерсант чуть ли позволит для себя начать переговоры с описания выгод, которые он получит в итоге состоявшейся сделки. Неплохой юрист не начнет защитной речи с призыва соболезнования к подсудимому — конкретно после речи прокурора призывать к сочувствию прагматически малограмотно. В доброкачественной рекламе Модель 2: Коммуникативный акт несвоевременен расфасованного продукта на 1-ый план не выдвинут стоимость за килограмм продукта, какой бы низкой эта стоимость ни была. И т.д..

Короче говоря, 1-ые шаги в направлении к удачному коммуникативному акту при опытной работе с «фактором времени» не будут конфликтными по отношению к животрепещущему истинному, а тем паче к Модель 2: Коммуникативный акт несвоевременен «гномическому настоящему». Ведь «вербовка» адресата — процесс усмотрительный и никак не подразумевает сильного рывка на старте, что бы ни гласили об «эффектных стартах»! А не считая того, коммуникативный процесс, самым красивым моментом которого является старт,есть со всей очевидностью неблагополучный коммуникативный процесс.


mo-visokovskoe-sposelenie-i-osnovnie-napravleniya-deyatelnosti-muk-rmomc-kulturi-i-iskusstva-v-2011-godu.html
moana23-i-ya-larissa-andersen-odna-na-mostu-stihotvoreniya-vospominaniya-pisma.html
mobilizacionnaya-podgotovka-obektov-zdravoohraneniya.html